astarta: (bathsheba)
[personal profile] astarta
Under the Shadow (2016) - хоррор, где реальные ужасы переплетаются с ужасами сверхъестественными (и оттеняют друг друга). Тегеран восьмидесятых, ирано-иракская война. После падения неразорвавшейся ракеты в доме поселяется злая энергия, по поверью живущая там, где царят страх и тревога. В восточной мифологии это джинны, забирающие у человека дорогую ему вещь, чтобы навсегда завладеть им. Соседи один за другим покидают здание, но героиня не хочет или не может бежать, оставаясь заложником и свидетелем наступающего хаоса и варварства.
Under the Shadow немного напомнил мне Kelid, фильм, снятый в Иране в восьмидесятые, где маленький мальчик никак не может выйти из запертой квартиры, а взрослые бессильны ему помочь. Полностью реалистичный фильм из-за тщетности всех попыток в финале воспринимается как клаустрофобный абсурд, где мальчик становится символом изолированности страны. Героиня Under the Shadow вроде бы и свободна в передвижениях, но фактически ее свобода иллюзорна и может быть наказана плетьми. В финале становится понятно, что и героиня, и ее дочь никогда не будут свободны от своих джиннов, куда бы они не отправились. Судя по тому, как убедительно режиссеру-эмигранту удалось передать мрачную атмосферу послереволюционного Ирана, его джинны тоже навсегда с ним.

Midnight Sun (2016 -) - француженка алжирского происхождения и швед с примесью саамской крови расследуют серию жестоких убийств на севере Швеции, где летом никогда не заходит солнце. Национальности детективов важны в контексте сюжета, поскольку на этот раз обязательная социальная тема скандинавского сериала посвящена саамам, их национальному самоопределению и дискриминации. Это очень неспешный сериал с невероятно красивыми пейзажами (снятыми в том числе с высоты вертолета) и очень динамичной финальной серией, печальной и пробирающей до дрожи.

Paranoid (2016 -) - очень интересные, хорошо прописанные персонажи; хорошие, временами очень забавные диалоги, и совершенно плоский, невыразительный детектив про заговор фармацевтических компаний.

Петр Гуляр "Забытое королевство" - Петр Гуляр (или Гулларт) - русский эмигрант первой волны, поселившийся в Китае. В сороковых годах он жил и работал в отдаленной части страны у границы с Тибетом, где живут уже не сколько китайцы, сколько многочисленные некитайские племена. Свои впечатления он описал в "Забытом королевстве", представляющем собой смесь этнографических заметок, мемуаров - и производственного романа. Гуляр приехал в "забытое королевство" в качестве представителя китайской фирмы, чтобы помочь организации разнообразных кооперативов, в чем преуспел. Несмотря на предприимчивость и эрудицию, повзрослевший уже в Китае приверженец даосизма Гуляр кажется человеком девятнадцатого века - романтичным, суеверным холостяком, ведущим неторопливую, размеренную жизнь; и также неторопливо и размеренно о ней пишущим. В конце сороковых, когда Китай стал красным, а до эмигрантов из России дотянулись длинные руки с их потерянной родины, он был вынужден вновь бежать, на этот раз в Сингапур, где и дожил до старости.

Маргарита Хемлин "Клоцвог" - из трех романов Хемлин, которые я прочитала, этот, наверное, наименее трагичный. Его можно назвать авантюрным романом, хотя все авантюры в нем по большому счету умещаются в манипуляции с жильем. Тем не менее Майя Клоцвог с ее предприимчивостью и здоровым цинизмом по праву может занять место рядом со Скарлет О'Хара и счастливой куртизанкой Роксаной. Герои Хемлин изъясняются в стиле "родилась в семье труженика-дорожника Мальцева Николая Ивановича, русского, и матери моей - Мальцевой Марии Федоровны, русской, где они и познакомились", но благодаря мастерству автора за смешным и нелепым изложением видны живые характеры, окружающий их, осязаемый до мелочей быт и вся история страны двадцатого века.

The Buried Giant by Kazuo Ishiguro - давно не читала Исигуро и отвыкла от его нарочито упрощенного стиля, позволяющего автору так много скрывать за ним. В новом романе старик, от имени которого ведется повествование, якобы слаб глазами, и эта недосказанность физически ощущается читателем, как лимит зрения героя. Однако, вероятнее всего, это искусственное самоограничение, как, например, у дворецкого в"Остатке дня", который обладает хорошим зрением, но в результате строгой самодисциплины видит все исключительно с позиции преданного слуги.

Profile

astarta: (Default)
astarta

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:45 am
Powered by Dreamwidth Studios